Рыцарь русской музыки. Часть 1

Завершая рассказ о композиторах «Могучей кучки», нельзя не отдать должное человеку, без которого невозможно себе предста­вить русское искусство XIX века — будь то живопись или архитекту­ра, скульптура или музыка,— Владимиру Васильевичу Стасову.

Стасов прожил долгую жизнь. Он рос, когда свежи были отзвуки восстания декабристов; на его памяти было такое событие, как смерть Пушкина; ему довелось присутствовать на премьерах обеих опер Глинки, восхищаться игрой знаменитых артистов Щепкина и Мочалова. И он же был в числе тех, кто стал свидетелем первой русской революции, приветствовал начало литературной деятельно­сти Максима Горького, слушал исполнение новых сочинений Скрябина и Рахманинова, застал расцвет искусства Собинова и Шаляпина.

Высококультурная семья Стасовых давала все возможности для приобщения к искусству. Профессия отца, в доме которого постоян­но обсуждались архитектурные проекты, делала близким и понят­ным язык линий и форм; сестра училась живописи и пению, младший брат Дмитрий горячо любил музыку и занимался ею. Владимир Стасов тоже с детства играл на фортепиано и даже пытался сочинять.

Большую и дружную семью Стасовых объединяли передовые убеждения. Народно-освободительные идеи во многом определяли деятельность каждого из них. Брат Владимира Васильевича Дмитрий Васильевич, ад покат и общественный деятель, человек большого гражданского мужества, выступал защитником на процессах Д. В. Каракозова, «193-х». Сестра, Надежда Васильевна, выдвину­лась как активная деятельница русского женского движения; она занималась организацией воскресных школ, высших женских курсов. Племянница, Елена Дмитриевна, прошла славный путь коммуниста; агент «Искры», участница революций 1905—1907 годов и Великой Октябрьской, она стала видным советским партийным работником.

Совершенно естественны поэтому и горячая приверженность В. В. Стасова к искусству, и его стойкая гражданская позиция. С юных лет он мечтал об одной из художественных специальностей. Однако ни живописцем, ни музыкантом он не стал и, прослужив полвека в Публичной библиотеке (по мнению знатоков библиотечного го дела, он был крупным специалистом в этой области), вошел в историю русской культуры прежде всего как критик-публицист и историк искусства.

Жизнь Стасова сложилась таким образом, что он был связан почти со всеми выдающимися людьми своего времени; он лично знал Герцена, Чернышевского, Л. Н. Толстого, Крамского, Репина, Вере­щагина, Антокольского, всех крупных музыкантов начиная с Глинки и многих, многих других.

Дружба со Стасовым была поистине неоценимой для его талан­тливых и гениальных современников. Она всегда далеко выходила за пределы личных отношений. Сближаясь с музыкантом, живописцем, скульптором, Стасов неизменно становился поверенным его самых заветных дум, советчиком, помощником, даже участником творче­ского процесса. Так было и с композиторами «Могучей кучки», которые многими замыслами обязаны именно ему.

В связи с подготовкой в Александринском театре трагедии Шекспира «Король Лир» Стасов подает Балакиреву мысль написать музыку — увертюру и антракты — к этому спектаклю. Работа компо­зитора растянулась на три года и опоздала к постановке, но русская симфоническая музыка обогатилась прекрасным сочинением.

Если вы планируете выступление на сцене, а своей аппарвтуры у вас нет, прокат звука — это то, что вам нужно. Многие легендарные музыканты на первых парах брали в аренду звуковое и световое оборудование.

Рассказать друзьям в соцсетях:

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.