Речитатив в Русской опере. Часть 1

Речитатив в Русской опере. Часть 1

Новая трактовка ариозных монологов не могла не повлиять на место и функцию речитативов в опере. Примерно с середины XIX века мы ни в русской, ни в зарубежной опере не найдем того заметного различия между речитативом и арией, какое было характерно для клас­сиков на протяжении всего XVIII века. «Сухой» речитатив (то есть разговорный) в чистом его виде постепенно исчезает из оперного обихода.

Если в «Севильском цирюльнике» Россини (1816) мы еще застаем произно­симые скороговоркой сольные реплики и диалоги, кото­рые согласно классической традиции сопровождает клавесин (в современной практике фортепиано), то композиторы более позднего времени и в комедийном жанре отказались от подобного размежевания музыкальной речи: «сухие» речитативы, ставшие более раз­меренными и певучими, сопровождал облегченный оркестровый состав.

Начало подобной реформе в серьезном жанре поло­жил еще Кристоф Глюк; в 1762 году, создавая своего «Орфея», он отказался от клавесина — все «сухие» речи­тативы пелись под аккомпанемент струнных инструмен­тов. В XIX веке передовые композиторы, добившиеся единства и связности в построении оперы, окончательно утвердили эту тенденцию.

Таким образом, два вида речитатива снова слились в один. Однако этот новый речитатив ничего не утратил от многообразных возмож­ностей прежних двух видов. В любом классическом про­изведении, западном или русском, все еще можно отли­чить речитативы возвышенного плана, которые по своей певучести приближаются к ариозному стилю, и речита­тивы бытовые, обыденные. Оба вида сохраняют и преж­ние свои функции: первый чаще всего используется как драматическое вступление к арии; второй — в диалогах, не имеющих первостепенного значения, но необходимых для понимания обстановки и взаимоотношений дейст­вующих лиц.

Монолог Лизы у Канавки («Пиковая дама» Чайковского) — классический пример трагического речитатива, по значительности и масштабности не уступающего арии: исполненная тревоги и мрачных предчувствий Ли­за пытается убедить себя в том, что Герман придет, что он любит ее. По патетические интонации ее партии, противостоящие мрачной теме оркестра, скорее говорят о душевном разладе, чем о подлинном мужестве — они заставляют слушателя предполагать, что уверенность Лизы мнимая и ею владеют гораздо более сложные и мучительные чувства. Подтверждение этому мы находим в арии, выражающей предельную усталость, отчаяние и горькое чувство обреченности («Ах, истомилась я го­рем»).

Если вы потеряли ключи от своего Альфа Ромео, вам можно обратиться к специалистам, которые изготовят другой ключ. Так же можно найти брелок alfa romeo на ваш вкус. Работаем только при наличии документов.

Речитатив в Русской опере. Часть 2

Рассказать друзьям в соцсетях:

В закладки: постоянная ссылка.

One Comment

  1. Очень хотелось-бы посмотреть в живую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.